Жизнь других

Жизнь других

«Жизнь других» (нем. Das Leben der Anderen, англ. The Lives of Others) — германский драматический триллер 2006 года, дебют сценариста и режиссёра Флориана Хенкеля поле Доннерсмарка. Кинофильм ведает о полном контроле над культурной жизнью Восточного Берлина агентами министерства гос защищенности ГДР (Штази).

Кинофильм был выпущен в прокат в Германии 26 марта 2006 года. В то же время киносценарий кино был размещен германским издательским жилищем «Suhrkamp Verlag». В USA премьерного показа произошла 3 сентября 2006 года на Интернациональном кинофестивале в Теллуриде, а прокат стартовал 12 ноября такого же года. В РФ кинофильм был в первый раз показан под заглавием «XX/7 Агент» 8 декабря 2006 года[2][3].

Вид стала владельцем премии «Оскар» 2007 года в номинации «Лучший кинофильм на заморском языке». Раньше, в Германии, кинофильм получил 7 премий «Deutscher Filmpreis», охватывая «лучший фильм», «лучшего режиссёра», «лучший сценарий», «лучшего актёра» и «лучшего актёра 2 плана»; представлен кинофильм был в 11 номинациях, что наиболее установив свежий рекорд по численности номинаций за раз год на высочайшую немецкую кинопремию. Еще кинолента принимала участие в номинации «лучший кинофильм на заморском языке» на 64-й церемонии вручения премии «Золотой Глобус». По всему миру кассовые сборы кино составили больше 77 млн долларов[1] при бюджете в 2 млн долларов[4].

Восточный Берлин, 1984 год. Работник Штази капитан Герд Вислер получает поручение наблюдать за драматургом Георгом Драйманом и его подругой, знакомой актрисой Кристой-Марией Зиланд. Драйман подозревается в сострадании к капиталистическому режиму Западной Германии.

Сначало Вислер исправно несёт собственную службу и докладывает начальству обо всех деяниях подозреваемого, но помаленьку он начинает прятать информацию, получаемую при прослушке жилплощади, начиная соболезновать Драйману. Впоследствии самоубийства собственного ближайшего приятеля, одаренного режиссёра Альберта Йерска, который последние 7 лет был лишён права на профессию, Драйман постановляет составить заметку о самоубийствах в ГДР, в которой пользуется скрываемые от широких масс статистические данные о том, собственно что ГДР располагается на втором пространстве в Европе по численности самоубийств (после Венгрии). Вислер же, принимая во внимание об данном, не открывает драматурга. Заметку опубликовывает западногерманский журнальчик «Шпигель», и она вызывает дебош. Подозрения в авторстве падают на Драймана, но Вислер пробует выгораживать его.

Заказавший слежку министр культуры ГДР Бруно Хемпф ссорится со собственной любовницей (и сожительницей Драймана) Кристой-Марией Зиланд (она приняла решение отторгнуть Хемпфа и остаться лишь только с Драйманом) и приказывает взять её за сбережение и использование наркотиков. В Штази её допрос поручают Вислеру (чтобы он сумел реабилитироваться). Он упрашивает её замерзнуть внештатным агентом и выдать, где Драйман прячет пишущую машинку, на которой он написал заметку о самоубийствах, например как по машинке и имеющемуся в постановлении спецслужбы оригиналу заметки возможно ввести его авторство. Когда работники Штази возобновил приходят к драматургу с обыском, они не обнаруживают машинку в тайнике, например как её уже успел вынести Вислер, пробравшийся всего за некоторое количество мин. до сего в жилплощадь и вскрывший тайник. Присутствовавшая при обыске Криста-Мария не выдерживает напряжения и, полагая, собственно что Георга по причине неё заберут, выбегает из жилплощади, попадает под автомашину и гибнет. Например как улик не найдено, а единый очевидец умер, то дело напротив Драймана запирается. Но конкретный босс Вислера, встретив его у жилплощади Драймана перед обыском, осознает, собственно что что связан с данным и неким образом довольно проворно укрыл улики так, собственно что ничего обосновать нельзя, и в следствие этого наказывает его тем, собственно что посылает работать почтовым цензором без способности служебного подъема, собственно что равноценно ссылке.

1989 год. Почтовый цензор Герд Вислер, вскрывая еще одно послание для испытания, выяснит о передаваемой по радио анонсы о падении Берлинской стенки и совместно с другими цензорами прекращает работу и уходит с рабочего пространства. Объединённой Германии их служба не необходима.

 

 

1991 год. Георг Драйман наличествует на премьере свежей версии представления по его пьесе. Не досмотрев до конца, он выходит из зала, не выдерживая мемуаров о Кристе-Марии, игравшей в свое время в данной пьесе ключевую роль. Выйдя из зала, он встречает прежнего министра Бруно Хемпфа, который также мучается мемуарами о Кристе-Марии. Хемпф заговаривает с драматургом о том, собственно что что ничего не написал впоследствии объединения Германии, давая взять в толк, собственно что по его убеждению Драйман нуждался в тоталитарном режиме, дабы заимствовать наитие в противоборстве ему, а еще даёт взять в толк, собственно что Криста была и его любовницей. Драйман говорит фразу о том, собственно что не осознает, отчего за ним не наблюдали и дали опубликовать заметку, на собственно что в прошлом, министр ему отвечает, собственно что слежка проводилась и Драйман имеет возможность увериться в наличии жучков в собственной жилплощади. Придя к для себя, драматург обнаруживает, собственно что его жилплощадь практически напичкана прослушивающими приборами. Вслед за тем Драйман бывает оказавшиеся в свободном доступе архивы Штази, где знакомится со собственным «делом». Читая материалы прослушки, он обнаруживает, собственно что там нет ни текста о его планах. Впоследствии сего, просматривая дело Кристы-Марии, он лицезреет, собственно что в денек смерти она была завербована, и, сопоставляя прецеденты, осознает, собственно что его выручил от ареста следивший за ним разведчик. Он находит Вислера, который трудится к что времени обычным почтальоном, но не принимается решение заговорить с ним.

1993 год. Почтальон Герд Вислер, разнося печатного издания, протекает мимо витрины, на которой изображена реклама свежей книжки Драймана, 1 за большое количество лет. Он входит в букинистический лавка и берёт книжку, которая именуется «Соната о неплохом человеке» (так называлась пьеса, которую играл на фортепиано Драйман в денек, когда он вызнал о погибели Йерска). Наступает книжка с посвящения «хорошему человеку» Вислеру, фигурирующему под собственным позывным HGW XX/7 в протоколах. Герд Вислер приобретает книжку, и на вопрос торговца, стоит ли заворачивать её в подарочную упаковку, отвечает: «Это для меня».